Жадина-говядина

Жадина-говядинаКогда
коллега хватает тебя за руку и отбирает машинально взятую с ее стола
скрепку, становится обидно: почему она такая жадная? Но действительно
ли ею движет это нехорошее чувство?

А
что же еще может управлять человеком, который даже возле своего
носового платка готов поставить табличку «Не трогать!!! Это мое!!!» да
еще и обнести колючей проволокой в два ряда? Самая банальная жадность!
Так скажут многое и… будут не совсем правы. Ведь жадность жадности
рознь.

Я — жадина!

Жадность
— это медаль, имеющая две стороны. Одна из них —
собственничество, другая — стяжательство. Такова психология личности
каждого человека, ну у кого-то эти особенности развития психики
выражены сильнее. Давайте же разберемся, в чем разница. Стяжательство
— это стремление нажиться на чем угодно, и оно предполагает,
как правило, добычу денег ради самих денег.

Собственник
не таков. Он может быть довольно щедрым и совсем не мелочным человеком.
Но — до тех пор, пока это не касается его собственности. Как,
например, моя подруга Ира. Я не раз видела, как она вытаскивала из
кошелька последнюю десятку, чтобы угостить пивом всю компанию. И,
наоборот, ни разу — чтобы она что-то скрупулезно подсчитывала
или торговалась. Но стоит коллеге подойти к ее компьютеру, Иру начинает
колотить. «Понимаешь, — жаловалась она как-то, —
умом-то я понимаю, что ничего страшного, если человек разложит пасьянс,
пока я обедаю, но когда вижу, как Алина Николаевна это делает,
— впадаю в ярость. И замечание делать как-то неудобно,
нехорошо…» — «Может, ты просто не очень любишь Алину
Николаевну?» — спросила я. Ира подумала и честно призналась:
«Не очень. Но только из-за того, что она садится за мой компьютер».

Я
сначала не поверила, что причина Ириной нелюбви кроется именно в этом.
И не поверила бы, если б не присутствовала при такой сцене: как-то
зашла к Ирине — мы вместе собирались куда-то пойти. Подруга
выскочила в спальню переодеться, а я с ее мужем осталась сидеть в кухне
за дежурной чашечкой кофе. Антон рассеянно взял лежаший на столе Ирин
мобильный телефон и машинально защелкал кнопками. Через секунду
ворвалась Ира — в накинутом халате и одном чулке, забрала
аппарат из рук мужа и произнесла: «Я тебя прошу, не трогай мой
мобильный! Ведь у тебя есть свой!» Говоря это, она улыбалась, но в
голосе лязгнул металл…

Словом,
тогда мне стало понятно, что моя подруга — самая настоящая
собственница! «Да, собственница, — согласилась Ира.
— А некоторые говорят даже, что жадина. Терпеть не могу,
когда кто-то берет мои вещи!» — «И давно это с тобой?»
— поинтересовалась я. «Да, пожалуй, с детства. Ты не
представляешь, какие муки я испытывала в пионерском лагере, —
там было принято меняться одеждой и косметикой. Знаешь, когда какая-то
девчонка попросила у меня кофточку, я не смогла отказать, а потом весь
вечер бесилась… Боже, столько лет прошло, а я помню все эти глупости!
— ужаснулась она сама себе. — Самое противное, что
жадность во мне мирно уживается с излишней мягкостью. Я просто не могу
сделать человеку замечание или отказать в просьбе!» — «Нуда!
А как ты сегодня на Антона набросилась.'» — напомнила я.
«Только на Антона… — покаянно вздохнула Ира. —
Он-то поймет, он свой. А вот чужие… Да, я жадина!» —
резюмировала она.

Я — не жадина!

«Понимаешь,
я вовсе не жадина!» — говорила Катя. По ее расстроенному лицу
было понятно: что-то произошло. «Да я совсем не считаю тебя жадиной!
— поспешила уверить я. — А что случилось-то?»
— «Видишь ли, у нас на работе есть одна сотрудница…»
— «Старая карга, которая садится за твой компьютер в твое
отсутствие?» — развеселилась я. «Нет, — удивилась
Катя. — Она не старая и не карга, но за компьютер
действительно…» Вот это да! Вторая жадина за неделю! Но тут Катя
начала рассказывать, в чем дело, и мне стало понятно: это совсем другой
случай.
«Я не из тех, кто ставит табличку «Не подходи — убьет!» И
никогда не относилась к вещам слишком ревниво. Но Вика просто выводит
меня из равновесия!» Из дальнейших объяснений стало понятно, что Вика
— молодая сотрудница, недавно пришедшая работать в Катину
фирму. И эта самая Вика питает необъяснимую слабость… именно к
Катиным вещам. Стоит Кате выпустить из рук карандаш — Вика
тут же его хватает. Стоит встать из-за стола — Вика уже сидит
на ее месте. «Она может подойти и запросто взять со стола любую мелочь
— так, между прочим!»

«А
она не клептоманка?» — предположила я, но Катя тут же
развеяла мои подозрения: все вещи возвращаются. Просто Вике почему-то
больше нравится писать на Катиной бумаге Катиной ручкой, пользоваться
Катиной линейкой, хотя на ее собственном столе все это есть в избытке.
И еще одна странность: ни к чьим вещам, кроме Катиных, Вика не тянется.
«Понимаешь, я вовсе не жадина! — закончила Катя. —
Но и терпеть это больше не могу!»

Я не была бы журналистом, если бы не взяла эту тему на заметку. А в поисках истины отправилась к психологу.

Собственники и коллективисты

Зачастую
то, что мы принимает за жадность, является лишь реакцией на
бесцеремонное вторжение на территорию человека, когда повышенная самооценка
заставляет человека проявлять агресию. Люди по-разному относятся к
вещам. Одни совершенно спокойно берут чужое, не видя в этом ничего
предосудительного, их можно условно назвать коллективистами. Другие
— жадины, собственники — оберегают свою
собственность от чужих посягательств всеми доступными способами. К
чести их нужно сказать, что они и себе не позволят взять чужую вещь
даже на минутку. Корни такого различия кроются, во-первых, в
воспитании. В одних семьях не принято делить что бы то ни было на свое
и чужое — все общее. В других каждая вещь имеет хозяина: пить
из папиной чашки и брать мамину ручку не имеет права никто, кроме папы
(мамы). У собственнической позиции жадин бывает и еще одна подоплека.
Как правило, границы психологического «я» собственника расширены и сюда
включаются не только вещи, но иногда и люди. Происходит эта «экспансия»
из-за скрытой неуверенности в себе, заниженной самооценки. Бурная
реакция на взятый без спроса карандаш объясняется тем, что жадина
усматривает в подобном «посягательстве» следующее: «Ты —
никто, пустое место, поэтому я могу пользоваться твоими вещами!»

Впрочем,
и бесцеремонность коллективистов зачастую кроется не только в семейных
традициях, а и в… заниженной самооценке! Да-да, просто в отличие от
собственника коллективист считает, что все, что принадлежит другим,
— всегда лучше. Красивая, успешная Катя стала жертвой такой
коллективистки — той просто хотелось прикоснуться, заразиться
Катиной успешностью.

Советы жадинам

Постарайтесь понять, что движет коллективистом: детская непосредственность, скрытая зависть или что-то еще.

В
первом случае мягко объясните ему, что его поведение вас смущает
(сделав упор исключительно на странности собственной натуры), и
попросите контролировать свои действия.

Если
же коллективист убежден, что все ваше — лучше, чем его,
просто «переведите стрелки»… на него самого: периодически просите
что-нибудь во временное пользование — пусть поймет, что и ему
кто-то завидует!

Наконец придирчиво оцените собственное поведение: не слишком ли далеко простерлись границы вашего «я» и быть может ваше развитие личности остановилось в детском возрасте, когда нет желания делиться своими игрушками со сверстниками?

Комментарии на Facebook